Домой Без рубрики ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 14 июля 2015 г. по делу N 305-ЭС14-8858

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 14 июля 2015 г. по делу N 305-ЭС14-8858

155
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 июля 2015 г. по делу N 305-ЭС14-8858

 

Резолютивная часть определения объявлена 30.06.2015.

Полный текст определения изготовлен 14.07.2015.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Завьяловой Т.В., судей Грачевой И.Л., Поповой Г.Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело А40-161453/2012 по кассационной жалобе закрытого акционерного общества «Управляющая компания «Корона» — доверительный управляющий закрытого паевого инвестиционного фонда недвижимости «ОМЕГА-3» (г. Москва, далее — Управляющая компания «Корона») на постановление Арбитражного суда Московского округа от 08.12.2014 по иску Префектуры Центрального административного округа города Москвы (г. Москва, далее — Префектура), Департамента городского имущества города Москвы (г. Москва, далее — Департамент) к обществу с ограниченной ответственностью «Дайен» (г. Москва, далее — Общество «Дайен»), Компании «Матхилл Мерчантс Корп.» (п. я. 3387, Роад Таун, Тортолла, Британские Виргинские острова), Компании «Эквюс Незерландс Б.В.» (Круйсдонк 66, 6222РН, Маастрихт, Нидерланды), Компании Верджил Инвестментс Би.Ви. (Масстрихт, Нидерланды), Компании Kellasannis Limited (г. Москва), Управляющей компании «Корона» о признании здания общей площадью 19 514,6 кв. м по адресу: г. Москва, ул. Каланчевская, д. 16, стр. 1 самовольной постройкой и об обязании снести эту постройку с предоставлением истцу права осуществить снос спорной постройки за счет ответчиков в случае неисполнения последними решения суда в течение трех месяцев с момента вступления его в законную силу.

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечены Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве (г. Москва), Комитет государственного строительного надзора города Москвы (далее — Мосстройнадзор), открытое акционерное общество «РЖД» (г. Москва), государственное унитарное предприятие «МосгорБТИ» (г. Москва), закрытый паевой инвестиционный фонд недвижимости «ОМЕГА-3» (г. Москва, далее — Фонд), открытое акционерное общество «Универсальная издательская компания «Ю-ПИ-СИ» (г. Москва, далее — Общество «Ю-ПИ-СИ»).

В судебном заседании приняли участие представители:

от Префектуры и Департамента — Струков Д.В.,

от Компании «Матхилл Мерчантс Корп.», Компании Kellasannis Limited, Общества «Дайен», Компании «Эквюс Незерландс Б.В.» — Кутейников К.П.,

от Управляющей компании «Корона» — Цуркан А.В., Одягайло В.Ф.,

от Общества «Ю-ПИ-СИ» — Соболев Г.В.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Поповой Г.Г., Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

решением Арбитражного суда города Москвы от 31.03.2014 (судья Янина Е.Н.), оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.07.2014 (судьи Барановская Е.Н., Тихонов А.П., Сумарокова Т.Я.), в удовлетворении требований отказано.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 08.12.2014 (судьи Нужнов С.Г., Зверева Е.А., Кузнецов В.В.) судебные акты отменены. Дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 30.01.2015 N 305-ЭС14-8858 заявителю в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано.

В порядке части 8 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) определением от 08.05.2015 Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации — председателя Судебной коллегии по экономическим спорам Свириденко О.М. жалоба Управляющей компании «Корона» удовлетворена, определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 30.01.2015 N 305-ЭС14-8858 отменено. Кассационная жалоба вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе и выступлениях присутствующих в судебном заседании представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации полагает, что постановление суда кассационной инстанции подлежит отмене, судебные акты судов первой и апелляционной инстанций — оставлению без изменения.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, объекты недвижимости, расположенные по адресу: г. Москва, ул. Каланчевская, д. 16, стр. 1 — 7, были приобретены Обществом «Ю-ПИ-СИ» в порядке приватизации, право собственности подтверждено свидетельствами о внесении в реестр собственности г. Москвы от 25.11.1996 серии А N 0004933, от 12.11.1996 серии АП N 00-02274, от 12.11.1996 серии АП N 00-02271, от 12.11.1996 серии АП N 00-02272, от 12.11.1996 серии АП N 00-02270, от 12.11.1996 серии АП N 00-02269 и N 0004928.

Между Департаментом земельных ресурсов города Москвы и Обществом «Ю-ПИ-СИ» заключен договор от 28.09.2001 N М01-019521 аренды земельного участка по адресу: ул. Каланчевская, д. 16, стр. 1, сроком до 28.09.2011 для эксплуатации административного здания.

Впоследствии 29.12.2007 в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП) внесена запись за номером 77-77-07/060/2007-853 о праве собственности Общества «Ю-Пи-Си» на здание по адресу: г. Москва, ул. Каланчевская, д. 16, стр. 1, 5 — 7, площадью 18687 кв. м.

Общество «Ю-ПИ-СИ» и общество с ограниченной ответственностью «Меридиан-ЕВРОстрой» (далее — Общество «Меридиан-ЕВРОстрой») 29.04.2008 заключили договор купли-продажи строений 1, 5 — 7 общей площадью 18 687 кв. м по ул. Каланчевская, д. 16, строения 2 площадью 54,7 кв. м, часть помещений строения 3 общей площадью 223,9 кв. м. В дальнейшем указанные строения и помещения были последовательно переданы по сделкам купли-продажи Компании «СЕНКО ЛИМИТЕД», обществу с ограниченной ответственностью «Райнстоун», обществу «Меридиан-ЕВРОстрой», управляющей компании «Корона». Переход права собственности был зарегистрирован в ЕГРП.

На основании договора купли-продажи от 06.11.2009 между Обществом «Меридиан-ЕВРОстрой» и Управляющей компанией «Корона» право общей долевой собственности на указанное имущество было зарегистрировано за владельцами инвестиционных паев Фонда.

На основании договора от 05.05.2012 на часть помещений в ЕГРП 19.07.2012 право собственности зарегистрировано за Обществом «Дайен».

В дальнейшем право собственности на часть помещений в строении 1 общей площадью 2 821 кв. м и 90, 8 кв. м зарегистрировано за Компанией «МАТХИЛЛ МЕРЧАНТС КОРП», а также Компанией «КЕЛЛСАНИС ЛИМИТЕД».

Оценив доказательства, представленные участвующими в деле лицами, в том числе справки федерального государственного унитарного предприятия «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ» от 04.12.2007 N Ф77/06-07/1801 и от 07.10.2011 N 15/8461, технический паспорт спорного здания по состоянию на 01.11.2007, суд первой инстанции установил, что объект недвижимого имущества «здание», расположенный по адресу: Москва, ул. Каланчевская, д. 16, стр. 1, 5 — 7, и объект недвижимого имущества «здание», расположенный по адресу: Москва, ул. Каланчевская, д. 16, стр. 1, являются одним и тем же объектом, фактическая площадь данного здания составляет 18 687 кв. м. Изменение площади произошло в связи с исправлением ранее допущенной технической ошибки и изменением методики подсчета площадей.

Отказывая в удовлетворении иска, суд руководствовался нормами статей 222, 208, 200, 196 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс), и учитывал позицию, изложенную в пунктах 22, 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление от 29.04.2010 N 10/22), пунктах 6 и 7 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2010 N 143 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Информационное письмо N 143), и исходил из пропуска истцами срока исковой давности, о применении которой заявили ответчики.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, основанными на представленных в материалы дела доказательствах, в том числе о пропуске истцами срока исковой давности для защиты права по предъявленному требованию.

Отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций, суд округа исходил из необоснованного отклонения судом первой инстанции ходатайства Департамента о назначении по делу строительно-технической экспертизы для установления причин изменения площади спорного объекта, указав, что суд не предоставил возможности Департаменту представить свой перечень вопросов, которые должны быть поставлены перед экспертом, а также не установил срок для внесения на депозитный счет суда согласованной со сторонами и экспертным учреждением денежной суммы для выплаты вознаграждения экспертам и в то же время принял в качестве доказательства представленные ответчиками заключение и отчет, составленные не в том порядке, который установлен статьей 82 АПК РФ, посчитав, что это привело к нарушению принципа состязательности и равноправия сторон.

Направляя дело на новое рассмотрение, суд округа указал на необходимость выяснить обстоятельства «превращения» строений 1 и 2 площадью 54,7 кв. м, строений 3 — 4 площадью 223,9 кв. м, строения 5 площадью 113 кв. м, строения 6 площадью 132,9 кв. м и строения 7 площадью 82,80 кв. м в существующее в настоящее время здание площадью 19 514,6 кв. м, установления времени окончания реконструкции этого здания, если она имела место, и уточнения характера допущенной ошибки при обмере здания в случае, если такая ошибка имела место.

Между тем суд округа не учел следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 222 Гражданского кодекса самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Согласно пункту 2 статьи 222 Гражданского кодекса лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Такая постройка подлежит сносу осуществившем ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных пунктом 3 данной статьи.

Положения статьи 222 Гражданского кодекса распространяются на самовольную реконструкцию недвижимого имущества, в результате которой возник новый объект (пункт 28 Постановления N 10/22).

При рассмотрении дела в суде первой инстанции ответчики заявили о пропуске срока исковой давности.

При рассмотрении заявлений о пропуске срока исковой давности суд первой инстанции исходил из того, что установленные Гражданским кодексом правила об исковой давности не подлежат применению в случаях предъявления требования о сносе самовольной постройки, создающей угрозу жизни и здоровью граждан (пункт 22 Постановления от 29.04.2010 N 10/22).

Исковая давность также не распространяется на требование о сносе постройки, созданной на земельном участке истца без его согласия, если истец владеет этим земельным участком (пункты 6 и 7 Информационного письма N 143).

Истцы обосновали требования статьей 222 Гражданского кодекса и мотивировали их тем, что ответчиками осуществлена реконструкция, в результате которой возник новый объект недвижимости имущества, созданный без утвержденной проектной документации и без получения разрешения на строительство, а также на земельном участке, не отведенном для этой цели. При этом истцы не приводили доводов о том, что постройка создает угрозу жизни и здоровью граждан, и не представили суду соответствующих доказательств.

Ответчики в обоснование того, что постройка не угрожает жизни и здоровью граждан, представили в суд первой инстанции акт экспертного исследования от 29.01.2014 N 55/19, выполненный федеральным бюджетным учреждением «Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации». В данном акте сделан вывод, что спорное здание соответствует установленным законодательством нормативам безопасности и не создает угрозы жизни и здоровью граждан, отвечает градостроительным, строительным, пожарным и санитарным требованиям, предъявляемым к данной категории ответственности зданий.

Кроме того, ответчиками представлен акт технического исследования от 29.01.2014 N ВН 16-13/2-5/14, выполненный федеральным бюджетным учреждением «Московская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации» в котором признано, что при строительстве данного здания не допущено нарушений строительных норм и правил, постройка угрозу жизни и здоровью граждан не создает, требованиям безопасности соответствует.

При рассмотрении дела в судах первой, апелляционной инстанций и в суде округа экспертное и техническое заключения по существу исследований и сделанных в них выводов истцами не оспаривались.

В судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации Департамент и Префектура также не привели доводов по существу представленных ответчиками исследований и не оспаривали сделанные в этих исследованиях выводы.

Таким образом, выводы актов экспертного и технического исследований в нарушение части 1 статьи 65 АПК РФ не опровергнуты.

Суд первой инстанции протокольным определением отклонил устное ходатайство Департамента о назначении по делу строительно-технической экспертизы на предмет установления причин изменения площади объекта.

Руководствуясь статьей 82 АПК РФ, суд сослался на отсутствие оснований, установленных данной нормой, для удовлетворения ходатайства, поскольку заявитель не представил доказательств внесения на депозитный счет суда соответствующих денежных средств для оплаты услуг эксперта, не представил кандидатуры экспертных учреждений. При этом суд также учитывал, что данное дело к моменту заявления ходатайства находилось в производстве суда более года и у истцов было достаточно времени для выполнения установленных этой нормой правил.

В соответствии с частью 4 статьи 82, частью 2 статьи 107 АПК РФ в определении о назначении экспертизы указываются основания для назначения экспертизы; фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть проведена экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; материалы и документы, предоставляемые в распоряжение эксперта; срок, в течение которого должна быть проведена экспертиза и должно быть представлено заключение в арбитражный суд, а также о размере вознаграждения эксперту (экспертному учреждению, организации).

В пункте 22 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 N 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» разъяснено, что до назначения экспертизы по ходатайству или с согласия лиц, участвующих в деле, суд определяет по согласованию с этими лицами и экспертом (экспертным учреждением, организацией) размер вознаграждения, подлежащего выплате за экспертизу, и устанавливает срок, в течение которого соответствующие денежные суммы должны быть внесены на депозитный счет суда лицами, заявившими ходатайство о проведении экспертизы или давшими согласие на ее проведение (часть 1 статьи 108 АПК РФ).

В случае неисполнения указанными лицами обязанности по внесению на депозитный счет суда денежных сумм в установленном размере суд выносит определение об отклонении ходатайства о назначении экспертизы и, руководствуясь положениями части 2 статьи 108 и части 1 статьи 156 АПК РФ, рассматривает дело по имеющимся в нем доказательствам.

Следует также учитывать, что в силу части 1 статьи 65 АПК РФ бремя доказывания обстоятельств, на которые ссылается Департамент как на основание своих требований, возложено на истца.

Таким образом, у суда первой инстанции отсутствовали основания для удовлетворения заявленного Департаментом ходатайства.

В соответствии с частью 3 статьи 268 АПК РФ при рассмотрении дела в арбитражном суде апелляционной инстанции лица, участвующие в деле, вправе заявлять ходатайства, в том числе о проведении экспертизы, приобщении к делу или об истребовании письменных и вещественных доказательств, в исследовании или истребовании которых им было отказано судом первой инстанции.

Между тем Департамент в апелляционном порядке решение суда от 31.03.2014 не обжаловал, ходатайство о назначении экспертизы не заявил.

Согласно положениям статей 286, 287 АПК РФ суд округа проверяет правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствуют ли выводы судов о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Направление дела на новое рассмотрение с целью повторного предоставления ответчику процессуального права, которым он не воспользовался без уважительных причин, при наличии у него соответствующей возможности, противоречит принципу правовой определенности и положениям части 2 статьи 9 АПК РФ, в силу которых лицо, участвующее в деле, несет риск наступления неблагоприятных последствий совершения или несовершения этим лицом процессуальных действий.

Фактически суд кассационной инстанции, направляя дело на новое рассмотрение, освободил истцов от неблагоприятных последствий несовершения требуемых законом процессуальных действий, предоставив истцам не предусмотренную процессуальным законом и противоречащую принципу правовой определенности возможность неоднократного рассмотрения дела по правилам судебного разбирательства в суде первой инстанции с представлением в материалы дела дополнительных документов и обоснования заявленных требований.

Судом кассационной инстанции нарушен закрепленный в статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, частях 1 и 2 статьи 8, части 1 и 2 статьи 9 АПК РФ принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, истцы поставлены в преимущественное перед ответчиками положение для реализации ими процессуальных прав.

При данных обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствовали основания для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение.

Установив, что спорный объект не создает угрозы жизни и здоровью граждан, земельный участок выбыл из владения города Москвы, поскольку занят объектом недвижимости, принадлежащим ответчикам на праве собственности, суды первой и апелляционной инстанций сделали обоснованный вывод о том, что на заявленное требование истцов распространяется общий срок исковой давности, установленный статьей 196 Гражданского кодекса в три года.

Руководствуясь пунктом 5 части 3 статьи 8, частью 2 статьи 63 Градостроительного кодекса Российской Федерации, частью 4 статьи 49 Закона города Москвы от 25.06.2008 N 28 «Градостроительный кодекс города Москвы», распоряжениями мэра Москвы от 31.03.1993 N 197-РМ и от 03.02.1998 N 100-РМ, постановлениями Правительства города Москвы от 02.05.2006 N 311-ПП и 16.06.2011 N 272-ПП, суды признали, что полномочия по выдаче разрешений на строительство капитальных объектов и контроль соответствия возводимых строений нормативно-технической и проектной документации были возложены на Инспекцию Государственного архитектурно-строительного надзора города Москвы (далее — инспекция), впоследствии на правопреемника — Комитет государственного строительного надзора города Москвы (далее — Мосстройнадзор).

Проанализировав пункты 1.6, 1.7, 3.1, 4.1 положения об инспекции, утвержденного распоряжением Мэра Москвы от 03.02.1998 N 100-РМ, пункты 3.2, 4.1 положения о Мосстройнадзоре, утвержденного Постановлением Правительства от 02.05.2006 N 311-ПП, пункты 4.2.6, 4.3, 5.1 положения о Мосстройнадзоре, утвержденного постановлением Правительства города Москвы от 16.06.2011 N 272-ПП, суды указали, что к обязанностям данного отраслевого органа Правительства города Москвы отнесено проведение осмотров объектов капитального строительства и осуществление проверок выполняемых работ на соответствие требованиям, установленным в разрешении на строительство. В целях осуществления своих полномочий Мосстройнадзор вправе запрашивать в установленном порядке от уполномоченных органов и организаций информацию, необходимую для реализации своих полномочий.

Пунктом 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 04.12.2000 N 921 «О государственном техническом учете и технической инвентаризации в Российской Федерации объектов капитального строительства» установлено, что одной из основных задач государственного технического учета и технической инвентаризации объектов капитального строительства является обеспечение полной объективной информацией органов государственной власти, на которые возложен контроль за осуществлением градостроительной деятельности.

Суды первой и апелляционной инстанций обоснованно указали, что органы исполнительной власти, на которые возложены обязанности по контролю за соответствием строительства требованиям, установленным в разрешении, и которые для надлежащего осуществления этих обязанностей наделены различными контрольными полномочиями, имеют возможность в пределах срока исковой давности получать сведения о государственном техническом учете и государственной регистрации прав на спорный объект.

Данный вывод судов согласуется с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлениях от 04.09.2012 N 3809/12 и от 18.06.2013 N 17630/12 о толковании статьи 200 Гражданского кодекса о начале течения срока исковой давности при наличии контрольных функций, возложенных на органы государственной власти города Москвы.

Учитывая, что для регистрации в ЕГРП 29.12.2007 права собственности общества «Ю-Пи-Си» на спорный объект площадью 18 687 кв. м (дом 16 строения 1, 5 — 7) на регистрацию права представлен технический паспорт ФГУП «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ» от 01.11.2007, в котором содержится описание объекта, в том числе сведения об этажности здания с приложением поэтажного плана и экспликации, суды первой и апелляционной инстанций сделали обоснованный вывод, что истцы должны были узнать о спорном строении не позднее момента осуществления технического учета объекта и государственной регистрации права собственности в ЕГРП.

Кроме того, судами установлено, что в 2008 году Объединением Административно-технической инспекции города Москвы выдавались ордера на выполнение работ по ремонту фасада здания в его современных объемно-пространственных характеристиках.

Поскольку истцы обратились с данными требованиями в арбитражный суд 10.12.2012, судами сделан верный вывод о пропуске истцами срока исковой давности для защиты права.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 N 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Таким образом, при разрешении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций правильно применены нормы материального и процессуального права, выводы судов о применении норм права соответствуют установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Поэтому у окружного суда не имелось предусмотренных статьей 288 АПК РФ оснований для отмены законных решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 АПК РФ).

При рассмотрении данного дела Судебная коллегия приходит к выводу, что судом округа были допущены существенные нарушения норм процессуального права, влекущие отмену оспариваемого судебного акта.

При таких обстоятельствах обжалуемый судебный акт подлежит отмене на основании пункта 1 статьи 291.11 Кодекса, решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции — оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11 — 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда

 

определила:

 

постановление Арбитражного суда Московского округа от 08.12.2014 по делу Арбитражного суда города Москвы N А40-161453/2012 отменить.

Решение Арбитражного суда города Москвы от 31.03.2014 по делу N А40-161453/2012 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.07.2014 по тому же делу оставить без изменения.

Определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

 

Председательствующий судья

Т.В.ЗАВЬЯЛОВА

 

Судья

И.Л.ГРАЧЕВА

 

Судья

Г.Г.ПОПОВА