Домой Без рубрики АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 5 мая 2015 г. по делу N 33-3752/2015

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 5 мая 2015 г. по делу N 33-3752/2015

138
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 мая 2015 г. по делу N 33-3752/2015

 
Судья: Пуляева О.В.
Докладчик: Белик Н.В.
 
Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:
председательствующего Белик Н.В.,
судей Братчиковой Л.Г., Крейса В.Р.
при секретаре Е.
с участием прокурора Баландина Е.И.
рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 05 мая 2015 года гражданское дело по апелляционным жалобам ОАО «РЖД» в лице структурного подразделения Западно-Сибирской дирекции по ремонту тягового подвижного состава — структурного подразделения Дирекции по ремонту тягового подвижного состава — филиала ОАО «РЖД», Т. на решение Железнодорожного районного суда г. Новосибирска от 18 февраля 2015 года, которым Т. восстановлена на работе в должности ведущего экономиста ремонтного локомотивного депо Инская — структурного подразделения Западно-Сибирской дирекции по ремонту тягового подвижного состава — структурного подразделения Дирекции по ремонту тягового подвижного состава — филиала ОАО «РЖД» с 08.07.2014 г.
Признана недействительной запись N от 07.07.2014 г., сделанная во вкладыше в трудовой книжке ВТ-1 N 2114712.
Взыскано с ОАО «РЖД» в пользу Т. средний заработок за время вынужденного прогула за период с 08.07.2014 г. по 18.02.2015 г. в размере 170487,72 руб.
Взыскана с ОАО «РЖД» в доход местного бюджета госпошлина в размере 6809,75 руб.
Решение суда в части восстановления Т. на работе в ОАО «РЖД» в должности ведущего экономиста ремонтного локомотивного депо Инская — структурного подразделения Западно-Сибирской дирекции по ремонту тягового подвижного состава — структурного подразделения Дирекции по ремонту тягового подвижного состава — филиала ОАО «РЖД» с 08.07.2014 г. подлежит немедленному исполнению.
Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Белик Н.В., объяснения Т., представителей ОАО «РЖД» К., Ч., заключение прокурора, полагавшего решение суда первой инстанции законным и обоснованным, оснований для удовлетворения апелляционных жалоб не имеется, судебная коллегия
 
установила:
 
Т. обратилась в суд с исковым заявлением к ОАО «РЖД», в котором (с учетом уточнений от 17.02.2015 г.) просит восстановить ее на работе в должности ведущего экономиста ремонтного локомотивного депо Инская — структурного подразделения Западно-Сибирской дирекции по ремонту тягового подвижного состава — филиала ОАО «РЖД», признать недействительной запись N во вкладыше в трудовую книжку, взыскать среднюю заработную плату за время вынужденного прогула с 07.10.2014 г. до момента вынесения решения суда.
В обоснование заявленных исковых требований указано, что с 19.11.2013 г. принята (переводом) на должность ведущего экономиста ремонтного локомотивного депо Инская — структурного подразделения Западно-Сибирской дирекции по ремонту тягового подвижного состава — филиала ОАО «РЖД» — работала в финансово-экономическом отделе депо с окладом 27 731 руб. Работодатель уведомил, что с 01.07.2014 г. должность будет сокращена. Однако, в период, предназначенный для трудоустройства, имелись вакантные должности, с которыми не была ознакомлена и не отказывалась от них. Считает, что процедура увольнения нарушена.
Судом принято решение, с которым не согласны как истец, так и ответчик.
В обоснование доводов жалобы ОАО «РЖД» в лице структурного подразделения Западно-Сибирской дирекции по ремонту тягового подвижного состава — структурного подразделения Дирекции по ремонту тягового подвижного состава — филиала ОАО «РЖД» указывает, что предложение вакансий истцу подтверждается подписью Т. в актах от 07.5.2014 г., 17.06.2014 г., 04.07.2014 г. Т. при подписании приказа об увольнении 07.07.2014 г. не сообщила работодателю о том, что находится на листе нетрудоспособности. Истец не относится к лицам, имеющим право на преимущественное оставление на работе при сокращении штата. Суд первой инстанции вышел за пределы исковых требований, указав об отсутствии фактического сокращения занимаемой истцом должности «ведущего экономиста», так как истец факт сокращения данной должности не оспаривала. Ответчиком в суд представлены доказательства, подтверждающие фактическое сокращение штата. Не соответствует установленным обстоятельствам вывод суда, что трудовые функции истца по занимаемой должности и по предлагаемой для перевода должности не изменились. При сопоставлении должностных обязанностей «ведущего экономиста финансово-экономического отдела ремонтного локомотивного депо Инская» и должностных обязанностей «ведущего экономиста ремонтного локомотивного депо Инская» следует, что трудовые функции данных должностей разного рода и объема. Принятие решения о способе реорганизации штата в случае изменения функции структурного подразделения исключительная прерогатива работодателя. Суд вышел за рамки исковых требований, взыскав с ответчика сумму за вынужденный прогул в размере 170 487,72 руб. О злоупотреблении правом со стороны истца свидетельствует тот факт, что после восстановления судом Т. на работе в прежней должности ведущего экономиста финансово-экономического отдела ремонтного локомотивного депо Инская не приступила к работе. Истец направил в адрес ответчика заявление от 25.02.2015 г. с требованием о ее трудоустройстве на иную должность. Согласно заключению государственной инспекции труда в Новосибирской области от 15.07.2014 г. увольнение истицы с работы по сокращению штата произведено в установленном порядке, и приказ об увольнении ее с работы от 07.07.2014 г. N 525-К является законным и обоснованным.
В обоснование доводов жалобы Т. указывает, что в связи с тем, что ею были уточнены исковые требования, резолютивная часть решения в части восстановления в должности даты содержать не должна. Дата может фигурировать только в части решения о выплате заработной платы за вынужденный прогул. В приказе о сокращении штата истец собственноручно дату не ставила, поскольку она была впечатана работодателем. Ходатайство о применении полиграфа, для подтверждения факта увольнения во время нахождения на листке нетрудоспособности и своевременного предупреждения об этом работодателя, удовлетворено не было, не признаны доводы о том, что после 01.07.2014 года правоотношения сторон были возобновлены.
На апелляционную жалобу ОАО «РЖД» в лице структурного подразделения Западно-Сибирской дирекции по ремонту тягового подвижного состава — структурного подразделения Дирекции по ремонту тягового подвижного состава — филиала ОАО «РЖД» поданы возражения Т., в которых указано, что решение суда по доводам апелляционной жалобы ОАО «РЖД» не подлежит отмене.
На апелляционную жалобу Т. поданы возражения ОАО «РЖД» из которых следует, что доводы апелляционной жалобы Т. не влияют на правильность принятого судом решения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.
В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае: сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.
Расторжение трудового договора с работником возможно при том условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (ст. 179 ТК РФ) и был предупрежден персонально и под расписку не менее чем за 2 месяца о предстоящем увольнении (ч. 2 ст. 180 ТК РФ). Закон также обязывает работодателя предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность).
Увольнение по основанию, предусмотренному п. 2 или 3 ч. 1 ст. 81 ТК РФ допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.
Из материалов дела видно, что 01.10.2003 между истцом и ОАО «РЖД» в лице руководителя Западно-Сибирской железной дороги был заключен договор об осуществлении истцом трудовой функции в должности экономиста корпоративного отдела службы.
Дополнительным соглашением от 18.11.2013 г. (л.д. 28), приказа от той же даты (л.д. 76, 77, 114) истец переведена с должности ведущего инженера отдела координации поставок материально-технических ресурсов на должность ведущего экономиста финансово-экономического отдела Ремонтного локомотивного депо Инская Западно-сибирской Дирекции по ремонту тягового подвижного состава — Дирекции по ремонту тягового подвижного состава — филиала РЖД с 19.11.2013 г.
Из представленного ответчиком Перечня изменений в штатном расписании N от 24.04.2014 г., а также копии трудовой книжки истца (л.д. 12) следует, что правильное наименование занимаемой истцом должности было «ведущий экономист ремонтного локомотивного депо Инская — структурного подразделения Западно-Сибирской дирекции по ремонту тягового подвижного состава — структурного подразделения Дирекции по ремонту тягового подвижного состава — филиала ОАО «РЖД» (без указания наименования отдела указанного депо).
29.04.2014 г. (уведомление от 28.04.2014 г.) Т. была уведомлена о предстоящем 01.07.2014 г. сокращении ее должности. Как следует из пояснений истца на 01.07.2014 г. она была нетрудоспособна.
Вышеуказанный приказ от 28.04.2014 г. издан работодателем в связи с Распоряжением N р от 14.02.2014 г. (л.д. 116) «Об организации работ по передаче на полное сервисное обслуживание парка локомотивов», Распоряжения ЦТР-84/р от 31.03.2014 г. (л.д. 119) «О подготовке к переходу…», Распоряжения ЦТР-111/р от 25.04.2014 г. (л.д. 121) «О введении в действие перечней изменений в штатном расписании структурных подразделений дирекции по ремонту тягового подвижного состава».
Из представленных ответчиком актов (л.д. 130 — 133, 135, 136) видно, что истцу 07.05.2014 г. предлагались следующие вакантные должности: ведущий экономист Ремонтного локомотивного депо Инская — Западно-Сибирской дирекции по ремонту тягового подвижного состава — филиала РЖД; экономист 1 кат. ДПО, бухгалтер 1 категории ОЦОР, нарядчик локомотивных бригад.
Приказом от 07.07.2014 г. (л.д. 6) Т. уволена с указанной должности по п. 2 ст. 81 ТК РФ. В судебном заседании истец пояснял, что с 05.07.2014 г. находилась в болезненном состоянии и 07.07.2014 г. получила листок нетрудоспособности с 05.07.2014 г. (л.д. 150), т.е. уволена в период нетрудоспособности.
Постанавливая обжалуемое решение, суд первой инстанции пришел к выводу, что действия истца по сокрытию информации о том, что последняя, на момент увольнения и подписания приказа, имела не закрытый листок нетрудоспособности, то есть являлось нетрудоспособной, являются злоупотреблением правом, в связи с чем признать изданный работодателем приказ от 07.07.2014 о расторжении с Т. трудового договора по п. 2 ст. 81 ТК РФ незаконным, не представляется возможным.
Судебная коллегия апелляционной инстанции находит, что данные выводы, учитывая представленные суду доказательства, являются верными, соответствуют фактическим обстоятельства дела.
Так судом установлено, что 07.07.2014 г. истица была на работе с утра до трех часов дня, что подтверждается ее пояснениями, а также письменным объяснением ведущего специалиста по управлению персоналом Е. (л.д. 139) о том, что при составлении 07.07.2014 г. приказа об увольнении истца, последняя не уведомляла о наличии листа нетрудоспособности. При этом, из приказа об увольнении (л.д. 6) видно, что с ним истец ознакомлен 07.07.2014 г. таким образом, истец перед увольнением — 07.07.2014 г. имел возможность представить работодателю сведения о своей нетрудоспособности, но не сделал этого. Доводы истца об ознакомлении с приказом об увольнении не 07.07.2014, а позднее противоречат тексту приказа, в котором Т. собственноручно поставила дату «07.07.2014 г.».
Также судом первой инстанции указано, что из представленного ответчиком Перечня изменений в штатное расписание N от 24.04.2014 г. следует, что в депо до 01.07.2014 г. (см. графу «исключаются из штатного расписания») имелась лишь одна должность «ведущий экономист» (без указания, что это ведущий специалист определенного отдела) с должностным окладом 27 731 руб. Указанная должность находилась в графе «Финансово-экономический отдел». Из того же Перечня (графа «вводится в штатное расписание») следует, что в депо осталась так же одна должность «ведущий экономист» с тем же должностным окладом 27 731 руб.
Из представленных ответчиком должностных инструкций от 09.09.2013 г. и 23.06.2014 г. (то есть действовавших соответственно до 01.07.2014 и после указанной даты) следует, что обязанности ведущего экономиста до 1.07.2014 г., так же как и после проведения организационных мероприятий, распространялись на все депо, а не конкретный отдел: ведущий экономист осуществлял подготовку исходных данных для составления проектов финансово-экономической, производственной и коммерческой деятельности структурного подразделения, а также исполнял иные обязанности, сходные с обязанностями, вмененными ведущему экономисту с 01.07.2014 г.
Таким образом, оценив совокупность представленных доказательств, суд первой инстанции пришел к выводу, что фактического сокращения занимаемой истцом должности не производилось, поскольку исключив должность «ведущий экономист», работодатель вновь ввел должность «ведущий экономист». У работодателя в связи с необходимостью упразднить планово-экономический отдел сохранилась потребность в прежних трудовых функциях истца — ведущего экономиста, а потому сокращения должности не было, увольнение является незаконным.
Тот факт, что в период нахождения на листке нетрудоспособности истец присутствовала на работе подтверждается ее пояснениями, письменными обращениями к работодателю (л.д. 107). Довод о том, что в приказе о сокращении штата истец собственноручно дату не ставила, поскольку она была впечатана работодателем, не свидетельствует о том, что она была ознакомлена с ним позднее, поскольку напротив даты «07 июля 2014» стоит подпись работника (л.д. 6). С учетом достаточного наличия письменных доказательств указывающих на факт сокрытия со стороны истца нахождения на листке нетрудоспособности, у суда не было оснований для удовлетворения ходатайства о применении полиграфа.
Указание в резолютивной части решения даты, с которой Т. подлежит восстановлению в должности, согласуется с положениями ст. 84.1 ТК РФ, а доводы жалобы истца в этой части вызваны неправильным применением и толкованием норм действующего законодательства.
Довод апелляционной жалобы ответчика, указывающий на то, что суд вышел за пределы иска, взыскав с работодателя денежную сумму за вынужденный прогул, опровергается содержанием просительной части уточненного искового заявления Т. (л.д. 207), из которой следует, что истец просила взыскать заработную плату за время вынужденного прогула по день ее восстановления на работе. Взыскание в пользу истца большей суммы, нежели указано истцом, не является выходом за пределы исковых требований, на что ссылается автор апелляционной жалобы, поскольку данное обстоятельство возникло в результате проверки судом расчета истца, в связи, с чем и был применен более правильный математический расчет.
Безусловно, решение вопроса о сокращении численности или штата работников находится в компетенции работодателя. Однако, при этом, необходимо безоговорочно исполнять процедуру увольнения работника и требования трудового законодательства. По искам данной категории работодатель должен доказать законность увольнения, при оценке соблюдения процедуры увольнения, суд оценивает представленные работодателем доказательства и на предмет наличия фактического сокращения штата. Таким образом, ссылка на то, что признавая отсутствие фактического сокращения штата, суд вышел за пределы исковых требований, отклоняется.
Утверждение в апелляционной жалобе о том, что Т. отказалась от вакантной должности ведущего экономиста Ремонтного локомотивного депо Инская, не может быть принято судом апелляционной инстанции во внимание, поскольку судом первой инстанции установлено, с чем согласилась и судебная коллегия, что фактически сокращение численности штатов отсутствовало.
Что кажется указаний на законность увольнения со ссылкой на акт трудовой инспекции, то указанное доказательство противоречит иным, собранным по делу доказательствам, которым суд дал надлежащую правовую оценку.
Довод апелляционной жалобы о том, что злоупотребление правом со стороны истца продолжаются и после вынесения обжалуемого решения суда, выразившиеся в том, что Т. к работе по восстановленной должности не приступила, не имеет правового значения при оценке законности и обоснованности постановленного решения суда.
Не может быть положено в основу решения суда апелляционной инстанции об отмене решения суда первой инстанции, утверждение автора апелляционной жалобы о неправильности выводов суда об изменении условий труда, поскольку сопоставляя должностные обязанности «ведущего экономиста финансово — экономического отдела ремонтного — локомотивного депо Инская» и «ведущего экономиста ремонтного локомотивного депо Инская», суд первой инстанции указал, что в исполнение обязанностей второго вменены те же обязанностей, что и первому. Оснований к иной оценке данных доказательств у суда апелляционной инстанции не имеется.
Акт от 07.05.2014 года (л.д. 94), в котором истица отказалась от должности ведущего экономиста ремонтного локомотивного депо Инская, не подтверждает законность увольнения работника в связи с изменением существенных условий труда, поскольку из указанного акта следует, что он составлен во исполнения порядка увольнения по сокращению численности штатов, а также в связи с тем, что работодатель прекратил трудовой договор с истцом на основании ст. 81 ТК РФ (сокращение численности или штата работников), а не ст. 77 ТК РФ, как того требует законодатель (л.д. 12).
Остальные доводы жалобы как Т., так и ОАО «РЖД» были предметом оценки суда первой инстанции, подробным образом изложены в обжалуемом решении суда и в повторном изложении не нуждаются.
При разрешении настоящего спора существенных нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения суда, предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не допущено.
Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия
 
определила:
 
решение Железнодорожного районного суда г. Новосибирска от 18 февраля 2015 года в пределах доводов апелляционных жалоб оставить без изменения, апелляционные жалобы ОАО «РЖД» в лице структурного подразделения Западно-Сибирской дирекции по ремонту тягового подвижного состава — структурного подразделения Дирекции по ремонту тягового подвижного состава — филиала ОАО «РЖД», Т. — без удовлетворения.